Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:12 

Не прошло и трех лет...

Luminele
В наших решениях — наша судьба (с)
Название: Дети королей
Автор: Luminele
Бета: Холибель
Фендом: Монохромный фактор
Пейринг: Кенго/Айя, Ко/Айя, Рюуко/Широгане, Кенго/Лулу, Шисуи/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: энгсти-флафф
Размер: мини
Статус: завершен
Предупреждение: AU, OOC, ОС(Хотару), POV Мастер/Шисуи, т.е. все повествование ведется от его лица
Отказ от прав: все права на персонажей принадлежат Сорано Кайри
Содержание: темный король еще не пробудился, а проблемы уже начались...
От автора: сразу хочу всех предупредить, Шисуи - полный ООС. Образ Шисуи - это собирательный образ человека, которого я хочу видеть рядом с собой. Мой идеал.

Часть I: Пробуждение короля

Не гляди назад, не гляди,
Просто имена переставь.
Спят в твоих глазах, спят дожди,
Ты не для меня их оставь...
Из песни «Не гляди назад»

Открывая бар этим утром, я обнаружил на пороге бесчувственное тело Кенго. Мальчишка был совсем бледный и замерзший, но при беглом осмотре ран или других повреждений я не обнаружил. Обхватив школьника руками за талию, я осторожно перетащил его внутрь и вылил в стакан на два пальца виски. Детям нельзя такое пить, но сегодня я сделаю исключение. Пары ударов по щекам вполне хватило на то, чтобы немного привести Кенго в сознание. Я поднес к его губам ободок стакана и опрокинул жидкость ему в рот. Вцепившись пальцами в мою рубашку, мальчишка зашелся в приступе кашля, а на его глазах выступили слезы. Молчаливый полувздох-полуупрек - надо было добавить воды...
- Что ты здесь делаешь? - мне показалось, что Кенго уже достаточно оправился, чтобы отвечать на мои вопросы.
- Мастер, мне плохо... - под действием виски он немного расслабился и, опрокинув голову назад, истерично захохотал. - Я чувствую себя полным идиотом!
- Расскажешь мне, что случилось?
Его хрипота мне совсем не понравилась, либо Кенго слишком долго проторчал на улице, либо я переборщил с виски, либо у парня начал ломаться голос...
- Вчера вечером мы с Аей почти поцеловались, - мальчишка щедро отхлебнул от протянутого ему стакана, теперь уже с водой. - Но в последний момент она меня оттолкнула и, залившись краской, как следует отдубасила катаной, а потом убежала прочь. Было больно, обидно и не хотелось верить, что мы просто друзья...
Кенго смотрел на меня такими глазами, что сердце невольно защемило от жалости.
- Я был настолько погружен в свои мысли, что не заметил, как ноги сами привели меня к дому Айи. То, что я там увидел, развеяло все мои сомнения... У нее есть другой! - мальчишка бросился мне на грудь и зашелся в истерике. Все его тело трясло, а из глаз градом катились слезы. Я крепче прижал его к себе и стал успокаивающе гладить по плечам и спине. - Мастер, почему девушки так любят отъявленных мерзавцев, желательно с темным прошлым и массой вредных привычек?!
От этих слов сердце йокнуло и пропустило удар. Меня переполнила тревога за Айю. Что могло заставить ее связаться с...
- С кем ты увидел Айю? Скажи, с кем? - я отодвинул Кенго от себя и пару раз хорошенько встряхнул. Мое сердце словно взбесилось, заставляя гореть румянцем щеки.
- Он подкатил на мотоцикле к воротам ее дома. Одев протянутый шлем, Айя обхватила Ко за талию, и они умчались в десять часов вечера неизвестно куда. Разве так ведут себя порядочные девушки?! - от неожиданности я ослабил захват, и Кенго осел на пол. Так это был Ко... Прерывая водоворот моих мыслей, мальчишка продолжал говорить. - Айя всегда была адской старостой, слишком ответственной, такой сильной и смелой девушкой, но, сражаясь вместе против кокучи, мы узнали друг друга лучше. Я увидел в ней робкого, милого и чуткого ангела... с белыми крыльями... и светлым ореолом...
Кенго зашелся в новом приступе истерики, но я почти не обращал на него внимания. Надо же было так меня напугать?! Детский сад какой-то...
- Кенго, скажи честно, ты боишься, что Ко поступит с ней нечестно? Воспользуется ее доверчивостью? Но ведь недавно ты называл Ко своим старшим братом. Разве с тех пор он так сильно изменился? - мальчишка напряженно нахмурил брови, пытаясь сосредоточиться на моем вопросе.
- Для юной девушки он слишком ненадежный, - наконец, выдавил из себя Кенго и протянул стакан за новой порцией воды, - Его связи с мафией, бесконечные уличные драки и то, как Ко любит распускать руки... я так переживал за Айю, что всю ночь бродил по городу... я обыскал почти все места, где они могли быть... но их нигде не было...
- Кенго, я не думаю, что с Аей могло что-то случиться, - мои ладони успокаивающе легли ему на плечи. - Ко лишь прячется за маской «плохого парня», по сути, им не являясь. Он не тронет Айю, если она сама этого не захочет. Но даже если и захочет, Ко с большой долей вероятности не ответит на ее чувства.
- Почему?!
Перед глазами внезапно всплыл образ Хотару. Ее последние слова: «Шисуи, не бойся, я вернусь... моя смерть - это всего лишь мгновение в вечной службе тебе...» - а потом полушепотом, - «и любви...». Как же ему объяснить, почему... облечь эти чувства в слова... невозможно.
- Детям королей не желательно обзаводиться привязанностями и семьей. В решающий момент Ко не имеет права сомневаться, - мои собственные слова прозвучали, как чужие.
- Сомневаться в чем? - в его взгляде промелькнуло понимание.
- Окажись Айя и Акира в смертельной опасности, кого бы ты стал спасать?

Кенго в задумчивости насупился и отвернулся от меня. Прерывая наш разговор, с порога донеслись тяжелые шаги Акиры. Он находился в отвратительном настроении. Потрепав светловолосого мальчишку по голове, я приступил к своим обязанностям, так как бухнувшийся на табурет возле барной стойки Акира потребовал чего-нибудь выпить.
- Шисуи, ты представляешь, родители обсуждали со мной результаты учебы, - его руки мягко опустились на стол, и сам он как-то обмяк. - Они убеждали меня, что с такими оценками я обязан получить достойное образование, окончить университет или, на худой конец, колледж. Почему у них до сих пор не уложится в голове такой простой факт, что я не собираюсь учиться дальше?!
- Акира, я так рад тебя видеть! - лицо Кенго совершенно преобразилось, как будто и не было вовсе того заплаканного и разбитого мальчишки, которого я успокаивал минуту назад. Акира смерил его безразличным взглядом и отхлебнул из предложенного стакана.
- Шисуи, ты что, издеваешься надо мной?! Это же сок!
- Акира, не говори так. Несовершеннолетним строго запрещено наливать алкоголь, - Кенго ответил на этот вопрос, повисая у друга на плече и преданно заглядывая тому в глаза, как будто сам до этого не хлебнул виски.
Почувствовав запах выпитого алкоголя, Акира отстранился и непонимающе взглянул на меня. Мне оставалось только пожать плечами. Впрочем, он решил эту проблему по-своему, просто-напросто вытолкав Кенго из бара. Несмотря на протестующие вопли, пробудившийся король был неумолим. Грохот захлопнувшейся входной двери окончательно возвестил о безоговорочной победе трезвости.
Рюуко вернулся и, усевшись на табурет, легко поймал мою ладонь. Притянув ее к себе, он прижал мои пальцы к своей щеке и закрыл глаза.
- Шисуи, я совсем его не чувствую, как будто внутри меня что-то оборвалось, - губы пробудившегося короля с трудом облекали мысли в слова. - Я всегда жил с ощущением, что меня тянет к Широгане, влечет с непреодолимой силой, поглощает водоворот его небесно-голубых глаз, а сейчас... Внутри нет ничего, кроме ноющей пустоты.
Веки Рюуко предательски задрожали, а в уголках глаз начали скапливались слезинки.
- Я был таким дураком... я столько раз отталкивал свое счастье, не понимая, что оно не сможет длиться вечно, - Рюуко открыл глаза, и в них я не увидел ничего, кроме страдания и боли. Он винил себя во всем, и это было не правильно. - Я сопротивлялся связи изо всех сил, а сейчас готов совершить невозможное, лишь бы снова увидеть Широгане. Если бы я только мог сказать ему, как сильно его люблю...

Поджав под себя ноги, я сижу на кровати и, в задумчивости, изредка дую на челку. Рюуко меряет шагами мои спальные покои, не переставая сотрясать кулаками воздух и отчаянно жестикулировать:
- Шисуи, спорю на что угодно, но Широгане сделал это нарочно, чтобы разозлить меня! Тебя не должны вводить в заблуждение его притворная слабость и мягкая покорность. Это просто клубок коварства, а не Темный король! Но он настаивает на этом танце, и у меня нет причин ему отказывать... - последние слова звучат неожиданно грустно.
- Рюуко, прекрати истерику. Это всего-навсего один танец.
- Для меня нет. Мы в первый раз будем танцевать вместе прилюдно! И он... он хочет вести меня, понимаешь? - взгляд алых глаз проникает прямо в душу. Так вот в чем дело...
- Рюуко, иди ко мне, - хлопаю ладонью по покрывалу. - М... почему подобная перспектива тебя так откровенно пугает? Я надеюсь, это не из-за меня?
- Шисуи, танцевать с тобой приятно, - Рюуко присаживается на краешек кровати, и мне приходится пододвинуться ближе, чтобы сесть рядом. - Ты потрясающий партнер, а Широгане... Он совершено не такой, каким кажется. Сила его воли может соперничать твердостью с алмазом! Широгане во всем мне сопротивляется. Мы обязательно наступаем друг другу на ноги и сбиваемся с ритма...
- Посиди сейчас, не дергаясь, хорошо, - спускаю ноги с кровати так, чтобы Рюуко оказался между ними, и деревянным гребнем начинаю расчесывать всклокоченные, слипшиеся пряди темных волос. - Знаешь что, попробуй на его твердость ответить мягкостью. Уступи ему и посмотри, что из этого получится.
- С какой стати я должен ему уступать?!
- А ты хоть раз уступал Широгане? Или прислушивался к его словам, не пытаясь найти в них скрытого подвоха или очередной коварной уловки? - осторожным движением поправляю полу шелкового халата, сползшую с плеча и, тем самым, оголившую почти половину спины Рюуко. - Вы должны научиться доверять друг другу, иначе не сможете составить полноценную пару. Истинная сила королей раскрывается в их единстве, единстве противоположностей.
- Знаешь, Широгане кажется мне неизменно холодным и неприступным. Он любые мои слова умеет обернуть в свою пользу так, что исходный смысл меняется на противоположный. От этого я теряюсь перед ним, заливаясь краской, и чувствую себя ужасно глупо, - в сдавленном шепоте Рюуко звучат не принятые чувства. - Хотел бы я не видеть Широгане, но меня к нему все время тянет.
- Тогда почему ты так отчаянно этому сопротивляешься? - обнимаю Рюуко за плечи и шепчу ему на ухо, щекоча горячим дыханием. - Широгане все бы отдал, чтобы оказаться сейчас на моем месте.
- Шисуи, прекрати, - Рюуко поводит плечами, и я отодвигаюсь. - Сегодня Широгане украл у Ко ожерелье с клыком кабана, которого я забил на охоте. Мальчишка так радовался моему подарку, так с ним носился, но стоило ему отвернуться, как Широгане незаметно спрятал ожерелье под полу своей мантии.
- Почему же ты не вернул Ко подарок, если все это видел? - продолжаю прерванное занятие, расчесываю непослушные темные волосы.
- Понимаешь, Широгане думал, что делает это незаметно, и, прежде чем спрятать ожерелье, поднес его к губам. Всего на миг, но лицо Темного короля озарилось таким светом, которого я никогда раньше не видел. У меня перехватило дыхание. Вот только Ко сразу заподозрил Широгане, и они поссорились, почти подрались. Пытаясь остановить их, я пообещал мальчишке в следующий раз взять его с собой на охоту.
От этих слов я непроизвольно дергаю рукой с расческой, выдирая Рюуко волосы.
- Ай, Шисуи, что ты делаешь?! Мне же больно, - Рюуко вырывает расческу из моих рук.
- Ты обещал мне, что не возьмешь Ко на охоту, пока он не подрастет. Не забывай, там для него слишком опасно, - не люблю настаивать, но Рюуко не оставляет мне выбора.
- Но когда-нибудь этот момент все равно наступит. Оттягиванием неизбежного ты ничего не добьешься! - Рюуко, бросая на меня сердитые взгляды, ложится рядом на кровать.
- Вы поедете на охоту, только если Ко сядет с тобой на одну лошадь! Это мое последнее слово. Ты понял меня? - сердито от него отворачиваюсь.
- Шисуи, ты хочешь, чтобы охота превратилась в развлекательную прогулку для маленького мальчика?! - я чувствую, как взгляд Рюуко сверлит мою спину.
- Слушай, а чего ТЫ хочешь, заваливаясь ко мне в спальню в три часа ночи и мучая своими сомнениями на счет Широгане? Я здесь совершенно не причем! Это ВЫ должны между собой обо всем договориться, - нервно массирую пальцами виски. - Из-за твоих выходок оба мира считают Светлых королей любовниками! Скажи мне, когда ты в последний раз не заходил сюда, чтобы пожелать спокойной ночи?! А сегодня на приеме до неприличия близко ко мне нагнулся, шепча свои соображения относительно предстоящего бала на ухо, что Хомураби чуть не опрокинул кубок с вином - так сильно затряслись у него руки, а Широгане смерил меня взглядом настолько холодным, что я поперхнулся.
Подтянув ноги к подбородку, сажусь на кровати. Мне не стоило всего этого говорить, да еще и таким тоном, будто я отчитываю малого ребенка. Но в последнее время нам с Хомураби становится все тяжелее и тяжелее сражаться вместе, и это меня тревожит.
- Рюуко, все было бы очень смешно, если бы не было так грустно... Хомураби при каждой встрече ищет следы твоих поцелуев на моей коже. Его взгляд наполнен тоской и затаенной болью, а сердце сомненьями. Я теряю доверие Хомураби, и из-за этого наша пара слабеет, а ваша все еще не в состоянии сражаться. Можно подумать, что ты ведешь себя так намеренно, пытаясь пошатнуть равновесие между мирами.
- Шисуи, прости меня, - Рюуко кладет ладонь на мое плечо и несильно его сжимает. - Наши отношения не определяются связью, поэтому только с тобой мне удается почувствовать себя свободным.
- Рюуко, ты до сих пор не понимаешь суть связи, - вздыхая, оборачиваюсь к нему. - Наша связь — это партнерство, и оно может быть любым. Не требуй ничего от Широгане, просто прими его таким, какой он есть. И пусть это будет холодная, неприступная, коварная, сильная и опасная личность, но... возможно, рядом с тобой Широгане изменится.
- Шисуи, ты думаешь дело во мне? Думаешь, я не хочу? - молча наблюдаю за тем, как Рюуко застегивает пуговицы накидки. - Если нам предначертано с Широгане быть вместе, я добьюсь того, чтобы он лю...
Рюуко осекается на полуслове, но я догадываюсь о том, что он хотел сказать.
- Уходи, а то я уже засыпаю, - улыбаясь, провожаю его взглядом.


Кенго, закрыв глаза, лежал на школьной крыше. Бессонная ночь не прошла даром, тело изрядно плющило, хотя... такое состояние могло быть вызвано спиртным или отвергнутыми чувствами. Среди звездочек, летавших перед глазами Кенго, появилась одна, большая, в школьной форме и со смешными хвостиками. Для звездочки грудь была впечатляющей.
- Эй, Кенго, о чем ты сейчас думаешь? - Лулу с интересом заглянула в его глаза. - Пару дней назад я бы запустила в тебя кокучи, но сегодня... можешь считать, что тебе повезло!
- Звездочка, расскажи мне сказку, - Кенго бредил наяву и во сне. - Обязательно про храбрую, добрую, сильную и очень мужественную девушку...
- Мммм... припоминаю такую, - Лулу приложила пальчик к губам и задумалась. - Кажется, ее звали Хотару. Она была сильнейшей из детей короля Шисуи.
Одарив ничего не соображающего Кенго очаровательной улыбкой, Лулу продолжила:
- Когда Хомураби устроил переворот, мы напали на Светлых королей в Тронном зале. Их свита была немногочисленной и состояла почти из одних детей. Пожалуй, там не было только Ко...
- Ко? Ненавижу его... - реальность упорно ускользала от Кенго. - Звездочка, а можно сказку без этого извращенца?
- Ну, тогда он был совсем мелкий, и его просто не взяли с собой, - Лулу улыбнулась своим мыслям. - Светлых детей было девять, а нас только пятеро. Чтобы получить шанс на победу, мы долго готовили ловушку и копили силы. Хомураби раздобыл где-то артефакт, который на десять ударов сердца лишал королей и их детей магической силы. Он действовал одновременно на светлую и темную стороны, но если ты об этом не знаешь и пытаешься физическую атаку парировать магией, ты труп.
Девушка присела рядом с Кенго, облокотившись спиной о решетку.
- Хомураби удалился из замка, чтобы максимально ослабить короля Шисуи. Это та еще парочка была, - Лулу картинно закатила глаза к небу. - В присутствии Хомураби король Шисуи исцелял смертельные раны в бою и, буквально, мог вытащить союзника с того света. Тогда нам очень повезло, потому что он едва держался на ногах. Оказывается, короля Шисуи отравили, только мы об этом ничего не знали и очень удивились, когда Светлые дети один за другим грудой мертвых тел свалились под нашими ударами. Это оказалась самая настоящая бойня. Ничего интересного. Лулу даже стало жалко утомительных приготовлений.
Несмотря на полную разбитость, уплывшее сознание потихонечку стало возвращаться к Кенго.
- Из Светлых детей последней в живых осталась она. Хотару догадалась выставить копье, а не магию, и смогла отразить удар, предназначенный королю Рюуко. Это была не девушка, а молния в серебряных доспехах. Такую технику владения копьем я больше никогда не видела. В ее руках оно вращалось, атакуя и уходя из-под наших ударов, стремительно контратакуя и сбивая с ног. - Лулу раскручивала в руках карандаш, подражая движениям копья. - Светлые короли отступали, а Хотару в одиночку прикрывала их спины от нас пятерых! Ее сияние ослепляло, но у всех есть свой предел.
Лулу ненадолго замолчала, погрузившись в воспоминания. Кенго только сейчас обратил внимание на сидевшую рядом девушку. Сказка оказалась не совсем сказкой, а Лулу не совсем врагом. Школьница, судя по форме, но что она здесь забыла?
- Когда им удалось добраться до подземелий, Хотару запечатала единственный проход вниз, - подбирая подходящие слова, Лулу теребила в руках выбившуюся прядь волос. - До сих пор помню, как все мы замерли, щурясь от яркой вспышки света, а потом... Они смотрели с королем Шисуи друг на друга через прозрачную границу барьера, их руки, как в зеркале, соприкасались, взгляд не отпускал взгляда, губы тянулись к губам, только им никогда не суждено было больше встретиться... Король Рюуко дергал Шисуи за рукав, но тот пытался вырваться и что-то кричал. Жалко, но из-за барьера Лулу ничего не смогла услышать.
Эта новая, преображенная Лулу-школьница занимала сейчас все мысли Кенго. То, как она забавно морщила носик, накручивала пряди волос на пальчики, непринужденно смеялась, заставляло его сердце биться чаще.
- Хотару развернулась к нам и улыбнулась. После установки барьера сил у нее осталось не больше, чем у котенка. Саваки с Шики решили немного поиграть. Они наносили ей болезненные, но не смертельные раны, обеспечивая медленную мучительную кончину. Вот только, чем больше их становилось, тем счастливее выглядела Хотару. Казалось, удары не приносили ей боли. Наная первым понял, ЧТО король Шисуи подарил своей любимице, и прикончил Хотару, перерезав горло. - Лулу нахмурила лобик. - Только на ее лице навсегда застыло выражение безграничной любви и преданности тому единственному, за которого не жалко отдать жизнь. Знаешь, я бы не сделала того же для Хомураби.
Лулу заглянула Кенго в лицо. Парень пришел в себя и теперь задумчиво ерошил волосы руками.
- А зачем вообще надо было устанавливать этот барьер?
- Мммм... а ты не догадываешься? - по недоумевающему выражению лица Кенго Лулу прочитала ответ. - Барьер запечатал вход в подземелья. Никто из детей не смог пройти дальше, нам пришлось вызывать Хомураби. Тот поморщился, но прошел через него, вот только разрушать барьер не стал и пытаться - это отняло бы слишком много силы.
- Твоя история - это выдумки! - взгляд Кенго скользил по телу Лулу.- Ко просто не может быть младше тебя!
- Ну... внешность детей не имеет особого значения, всегда важнее то, что внутри. - Лулу задумчиво улыбнулась. - Наверное, Ко винил себя в смерти Рюуко, в том, что не оказался тогда рядом и не смог спасти. Возможно, поэтому он так отчаянно захотел стать взрослым и вырос.
- Спасибо, Лулу! - Кенго внезапно вскочил на ноги и, наклонившись к девушке, чмокнул ее в щеку. - Ты мне очень помогла, теперь я знаю ответ на вопрос. И поэтому... мне надо спешить, пока Акира не успел наделать глупостей! До встречи! Мы же еще увидимся?
- Да, наверное... - вспыхнувшая, словно свечка, Лулу в немом удивлении провожала его взглядом.

- Мастер, Акира, а мы к вам, - раздался с порога жизнерадостный голос Айи.
- Господин Рюуко, господин Шисуи, приветствую вас, - вторил ему голос Ко с прокуренной хрипотцой. - Вы, как всегда, вместе... Прямо, как в старые добрые времена...
Я молчаливо достал еще пару стаканов, в один из которых налил сок, а во второй - бренди напополам с кофейным ликером. Благодарная улыбка Ко только подтвердила правильность моего выбора. Повесив кожаную куртку на крючок у входа, рей подошел к барной стойке и забрал у меня протянутый стакан.
- Ко, не стоит сегодня ворошить прошлое, - я попытался осторожно его предупредить о состоянии Рюуко, но Айя меня опередила, с детской наивностью и прямотой наступая точно на больное место.
- Акира, а ты уже решил, что будешь делать после окончания школы? Столько возможностей открывается... - бодро начала девушка, усаживаясь рядом с пробудившимся королем. - С твоими способностями это мог бы быть неплохой институт. Раз битвы с кокучи закончились, почему бы немного не пожить нормальной жизнью?
- Айя, я уже устал повторять, что во мне столько же осталось от Акиры, сколько в тебе от твоей бабушки! - гневно сжав кулаки, ответил Рюуко, меряя меня недовольным взглядом. - Я не собираюсь жить нормальной жизнью! Я не собираюсь поступать в институт! Я даже Хомураби задницу надирать не собираюсь! Хотя стоило бы... Возможно, это даже подняло бы мне настроение...
- Рюуко, успокойся... Незачем так орать на девушку, ты ее расстраиваешь, - мягко накрыв его кулак своей ладонью, произнес я, пытаясь остановить зарождающийся тайфун. - Она ни в чем не виновата...
- Даааааа?! - вскипев, пробудившийся король вскочил со своего места на ноги. - Тогда скажи, Шисуи, сколько раз я должен повторить им, что у меня осталась только память! Только ПАМЯТЬ и больше ничего от Акиры! Понимают они это или нет?! Мне не нужна эта их нормальная жизнь! Мне вообще жизнь не нужна без Широгане!
- Не правда! Акира не мог взять и так просто исчезнуть! - со слезами в глазах ответила Айя, ничуть не пасуя перед выплеснувшейся на нее яростью короля. - Широгане мертв! МЕРТВ! Тебе нужно с этим смириться и научиться жить без него!
- Рюуко, Айя, хватит! Прекратите! - я вмешался, начав отчаянно махать руками. - Вы же, в конце концов, не за этим сюда пришли?!
Ко предупреждающе кашлянул, привлекая к себе внимание.
- Господин Шисуи, у меня есть к вам небольшая просьба, - волнение рея практически не угадывалось в голосе, но я ощущал его в мыслях. - Не могли бы вы...
- Акира! - вслед за хлопком двери в бар ворвался жизнерадостный голос Кенго, а через минуту мальчишка уже стоял перед Рюуко, сжимая руки в кулаки и широко улыбаясь. - Сделай меня своим реем! Я хочу служить тебе. Ты единственный человек, за которого я отдал бы свою жизнь, ни в чем не сомневаясь.
В баре повисла оглушительная тишина, и только до меня долетали обрывки чужих мыслей: недоумение и легкий стыд от того, что ее опередили, от Айи, понимание и одобрение от Ко, щенячий восторг Кенго и его решимость во что бы то ни стало довести дело до конца. Одни мысли Рюуко были мне недоступны, но я давно научился читать их по его лицу, находя необходимые ответы в складках губ или морщинках на лбу.
- Зачем мне такой бесполезный рей? - фыркнул Акира, отворачиваясь и убирая руки в карманы. - От тебя не будет никакого толка, и вообще...
- Я так и знал, что мне придется это сделать, - растянув губы в ухмылке еще сильнее, хотя казалось, куда уж больше, Кенго, не сомневаясь больше ни секунды, врезал Акире по лицу, а потом добавил в поддых, и только третий удар был остановлен блоком очнувшегося короля.
Мы с Ко переглянулись, и я отрицательно качнул головой. Сейчас им не стоило мешать. Как ни странно, Кенго выбрал самый верный ход. Рюуко определенно нужно было как следует размяться, чтобы перестать ныть и вновь обрести внутренний стержень.
- Мастер, я... - произнесла Айя, отвлекая меня от наблюдения за дракой. - Сделайте меня своим реем! Пожалуйста...
Протираемый стакан почти выскользнул у меня из рук, и только отточенный за годы работы инстинкт помог мне его перехватить. Я не ослышался. Она действительно хотела стать моим реем. Это явственно читалось в ее мыслях и в молящем взгляде, обращенным ко мне.
- Но почему я? Почему не Рюуко? Разве ты... - начал было я, но запнулся. Сердце зашлось в бешеной пляске, а с моего лица сошел последний румянец. Не хотелось этого признавать, но по спине пробежал предательский холодок.
- В последнее время Айя видит странные сны, - ответил за девушку Ко и ободряюще ей улыбнулся, подмигивая. - Сны, в которых она сражается с кокучи, но... в полном доспехе, сверкающем серебром, словно...
- ...молния в небе, - заканчиваю за него и замолкаю. К горлу тут же подкатил мерзкий комок, а в уголки глаз - слезы. Хотелось малодушно спросить свое подсознание: «Ками-сама, ну почему именно сейчас?!» - но я промолчал, закусывая изнутри щеку и мысленно считая удары сердца. Битва рядом закончилась безоговорочной победой Кенго. Акира с заломанной рукой лежал на полу и шипел от боли. Это шипение отвлекло меня от грустных мыслей.
- Рюуко, я думаю, тебе стоит принять его предложение, - голос едва меня слушался, но я старался говорить твердо. - У тебя пропала жажда битвы, и Кенго как раз тот человек, который сможет тебе ее вернуть.
- Черта с два! - возразил мне Акира и тут же застонал от боли, потому что его бесцеремонно дернули за руку. - Черта с два я буду с ним целоваться, чтобы обратить в рея!
Не выдержав, я рассмеялся. Смех - лучший способ снять напряжение. Спустя минуту, в баре уже смеялись все, даже Рюуко, распластанный на полу. Кажется, вопрос с обращением Кенго в рея был решен.

- Господин Шисуи, почему вы ответили ей отказом? - с затаенной болью спросил Ко, закуривая новую сигарету, а я молчаливо потирал пальцами виски, мысленно недоумевая, почему этот длинный день никак не собирается заканчиваться. - Неужели вы не поняли, что Айя - это реинкарнация Хота...
- Я понял, - отвечаю, перебивая его на полуслове, и замолкаю. Это сложно не понять, но принять... ее любовь... снова. «Ками-сама, иногда мне кажется, что я больше не в состоянии выдержать. Почему именно в такие моменты ты, словно проверяя меня на прочность, подкидываешь новые проблемы?» - закончив свой мысленный монолог, говорю:
- Ко, я отказал, потому что больше всего на свете хочу, чтобы Айя была счастливой.
- Но если она счастлива только тогда, когда имеет возможность сражаться за вас? - спарировал юноша, а я с удивлением осознал, что не заметил, когда он дорос до того возраста, что научился мне возражать.
- Это не то счастье, которого она заслуживает, - вздыхаю и берусь за новый стакан. - Я хочу, чтобы у нее была своя семья, любимый муж и дети, чтобы у нее был свой дом, своя жизнь, своя судьба, не требующая от нее пожертвовать собой, чтобы спасти мою жизнь... - если бы я сейчас мог открыть глаза и взглянуть на Ко, то в радужной оболочке отразилась бы боль, пронесенная через века. - Я не хочу потерять ее снова, понимаешь?
- М... а может быть, просто боитесь поцеловать? - с усмешкой на губах заметил рей, а я замер в попытке снова научиться дышать. Когда он успел стать таким... проницательным?!
- И это тоже, - отвечаю, тщательно следя за своим голосом. - Я не хочу быть у нее первым.
- Нууу... - протянул Ко и улыбнулся, а потом довольно потянулся, словно мартовский кот. - С этим вы немного опоздали.
Я не знаю, что сейчас обожгло мою грудь - острое чувство облегчения или проснувшаяся ревность, но внутри все словно свернулось в тугой узел, заставляя чаще дышать и крепко держаться пальцами за барную стойку.
- Я рад, - вымученно улыбаюсь, пряча за этой улыбкой внутреннюю борьбу.
- И все равно не передумаете? - приблизившись ко мне почти вплотную, произнес Ко и пристально посмотрел на мои закрытые веки. - Даже если мы поженимся?
- Поженитесь? - эхом повторил за ним я, не в состоянии до конца понять смысл произносимых моими губами слов.
- Ну... только с этим условием она разрешила мне себя поцеловать, - ответил рей, и я ощутил, что он густо краснеет. - Айя строгая девушка, но... больше всего на свете я хотел бы сделать ее по-настоящему счастливой.
- И для этого тебе нужно, чтобы она снова получила бессмертие?
- Да, - коротко ответил Ко и отстранился, затягиваясь новой сигаретой.
- Я подумаю, - кажется, это все, что я мог сейчас ему сказать, но рей и не потребовал от меня большего. Просто молча встал, забрал свою куртку и вышел из бара.

- Не бойся, все пройдет хорошо, - успокаивающе сжимаю плечи девушки своими ладонями и отстраняюсь, чтобы ободряюще ей улыбнуться. До сих пор не могу поверить, что согласился на эту авантюру, но... по счетам положено платить. Даже спустя тысячу лет, долг остается долгом. - Кенго тебе, наверное, уже рассказал, что...
- Да, он говорил, что память вернется, и это... поначалу будет очень сложно все принять до конца, - еще немного смущаясь, произнесла Айя и вымученно улыбнулась мне в ответ.
- Знаешь, прежде, чем мы начнем, я должен кое-что тебе сказать, - набравшись мужества, я все-таки решился на откровенность. Нести этот тяжелый груз на своих плечах в течение тысячелетия... Может быть, сегодня просто настал мой предел? - Мы были любовниками. Много лет. Веришь?
- Вы, наверное, шутите... - спустя десяток томительных секунд, ответила девушка, зардевшись, как утренняя заря, и я начал проклинать себя за глупость, за эту слабость перед ее скромным очарованием.
- Сейчас сама все увидишь, - грустно улыбаюсь и привлекаю ее к себе ближе, чтобы поцеловать в первый и в последний раз. Только так и никак иначе. Я уже все решил. Тысячелетие прошло не зря, я научился извлекать из собственных ошибок пользу. Того гордиевого узла взаимоотношений больше никогда между нами не будет. Больше никто не пострадает. Ками-сама, помоги мне это выдержать...

В саду распустились магнолии. Широгане их просто обожает. Особенно белые с красной сердцевиной. Только мне вот сейчас не до цветов.
- Хирю, - ее имя слетает с губ, словно проклятье. Закрываю лицо ладонями, чтобы спрятать проступившие слезы. Королю не положено плакать. Даже когда его сердце разбито на куски и обливается кровью от злости на самого себя, от ревности, от слепой надежды и осознания собственной вины. Сложно осуждать Хомураби за принятое им решение. Наверное, ему с ней будет лучше, спокойнее. Не придется ревновать к Рюуко, не потребуется цепным псом караулить чужие покои, отпадет надобность в скрытности. Вон, на последнем заседании Совета, при всех засунул ей пальцы в лоно, воспользовавшись разошедшимися в стороны полами кимоно. Рюуко как всегда ничего не заметил, Широгане скользко мне улыбнулся, а я... я не знал, куда себя деть, чтобы не видеть... Ками-сама, если бы я только мог ослепнуть!
Прикосновение чужой ладони, мягко опустившейся на плечи, заставляет меня вздрогнуть. Кто-то очень нежно трется носом о мою скулу, побуждая убрать от лица руки. Проказницу выдает запах. Едкий пот от энергичной тренировки и аромат смоляной краски, которой она рисует на лбу символ принадлежности к королевской гвардии, к моей личной охране - крест, выступающий из круга, с четырьмя лепестками по центру.
- Хотару, - тихо шепчу, показывая ей заплаканные глаза. - Пожалуйста, оставь меня одного.
В ответ девушка только отрицательно качает головой и прижимается ко мне ближе, усаживаясь на колени. Я никогда не позволял ей подобной вольности, но сейчас мне слишком паршиво, чтобы я с легкостью мог отмахнуться от чужой поддержки, поэтому...
Ее желания, ее чувства и мысли шквалом врываются в мое сознание, заполняя собой все пространство, вытесняя одиночество и боль. Не успеваю я осознать, что нравлюсь ей и таким - сломленным, заплаканным, жалким, как ко мне приходит ее нетерпеливое желание, тщательно подавляемое до этого, а сейчас, под напором обстоятельств, вырвавшееся наружу. Мои губы становятся влажными, их словно укутали одеялом, так тепло. Но, несмотря на это, я никак не могу поверить, что она меня целует, что ее пальцы легко перебирают пряди моих волос на затылке, что ее объятия становятся крепче, теснее. Просто безумие какое-то!
- Хотару... прекрати! - сдавленно шепчу ей прямо в губы, пытаясь отстраниться. - Мы не должны. Это не правильно! Ведь ты мне как...
- ...дочь? - произносит девушка, безошибочно прочитав ответ в моем сердце, словно для нее это раскрытая книга. - Господин Шисуи, но почему даже сейчас «нет»? Я люблю вас. Вы же знаете об этом! Вы же можете увидеть, что я сейчас вам не лгу!
«Конечно, могу», - почти срывается с моих губ в ответ, но я замираю с открытым ртом, не успев ничего произнести, когда перед моими глазами проносится картина: улыбающаяся Хотару с маленьким свертком на руках. Что это было? Одно из видений, которые в последнее время посещают меня все чаще, или же просто ее желание подарить мне ребенка? Я молчу, хотя и чувствую, что мои расширившиеся от шока зрачки, сбитое дыхание и предательский пот, бисеринками проступивший на лбу и на висках, ее пугают, заставляя сомневаться в правильности своего поступка. Но ведь... я и правда ни разу не подумал, что она, мой светлячок, может принести моему израненному сердцу такое облегчение и радость взамен утраченной любви. Эти мысли... они заставляют меня посмотреть на нее уже не как на собственное расшалившееся дитя, а как на возможную мать моих детей. Ками-сама! Я так давно отказался даже от мыслей когда-нибудь их завести, что подобная возможность будоражит мой рассудок, опьяняя лучше молодого вина. Нет, я не люблю ее сейчас, ну... по крайней мере, не так, как Хотару этого хотелось бы, но... в груди крепнет уверенность, что со временем все может измениться. Если она подарит мне ребенка, моего, настоящего, а не сотканного из света, то разве не стану я самым счастливым отцом на свете? Разве не будет это маленькое сокровище отрадой для моей души, бальзамом для разбитого сердца?
- Знаешь, пожалуй, я готов попытаться, - мягко опрокинув девушку на спину, шепчу я, нависая над ней сверху и улыбаясь. Рассыпанные по траве длинные волнистые волосы пшеничного цвета, глаза, сверкающие словно два голубых топаза, алеющие кораллы губ и румянец, проступивший на щеках от смущения, - все это заставило бы сильнее забиться сердце любого мужчины, но я не любой. Я буду у нее первым, и мне не обязательно вкусить ее тела, чтобы понять это. Ведь мое дыхание касается ее души, заставляя трепетать, как осиновый лист на ветру, а мои прикосновения вносят такой сумбур в ее мысли, что нежность сама просится из меня наружу, выплескиваясь в ласковых поглаживаниях, мягких поцелуях, спокойствии, окутавшем мое сердце. Нет, боль из него не ушла, и я не думаю, что когда-нибудь уйдет, но наступила долгожданная передышка, во время которой я могу попытаться сделать Хотару счастливой и самому стать счастливым.
С каждым ее стоном, с каждым робким движением мне навстречу, с каждым брошенным украдкой теплым взглядом внутри меня крепнет уверенность, что я буду готов приложить все возможные и невозможные усилия, чтобы остаться у нее единственным, поэтому... мне лучше быстрее забыть тебя, Хомураби. Если задуматься, то в конце пути каждый из нас выбрал себе женщину. И первым предал нашу любовь не я! Не я... но почему-то от этого мне не легче. Нет. Все! Я забыл. Никакого Хомураби не было. Только Хотару. Только мой возлюбленный светлячок, мое дитя и, буду надеяться, будущая мать моих детей.

Тишина. Бар. Ровные ряды вытертых стаканов. Только из кухни доносится звук капающей воды. Кажется, я забыл затянуть кран. Не важно...
Не знаю, кого мне за это благодарить, но Айя почти ничего не вспомнила, лишь смущенно мне улыбнулась, поблагодарила и ушла с Ко. Я слышал, что вчера он ходил официально просить ее руки у родителей, которые ответили на его предложение согласием, и, если ничего непредвиденного не случится, то через два месяца они поженятся. И все же, в глубине души, мне больно. Айя осталась Айей, пусть у нее отрасли волосы и она теперь может призывать полный доспех. Мой светлячок ко мне не вернулся, а когда вернется, будет уже слишком поздно, чтобы можно было что-нибудь изменить. Возможно, Хотару потом проклянет меня за бездействие, обвинит в том, что я отдал ее другому, что посмел скрывать от нее правду, но... я не имею права ничего менять. Ни-че-го!
Странно, но сейчас я все больше думаю о Широгане, точнее, о его чувствах, когда он нашел Акиру. Кажется, я начинаю им восхищаться. Он попытался изменить свою судьбу, и я думаю, что попытается сделать это снова. На светлой чаше Равновесия сейчас стоят две фигуры королей и пять фигурок их детей, на темной чаше - одна фигура короля и пять, хотя нет... возможно, шесть фигурок детей. Светлая сторона побеждает, стремительно смещая Равновесие в свою сторону, а это значит, что... Широгане скоро возродится в своем мире. История сделает еще один виток, а я... я, как и всегда, буду каждую ночь открывать двери своего бара для посетителей.
Моя жизнь так похожа на песочные часы, лежащие на боку. Время в них остановилось. Я мог бы попытаться это изменить, но еще слишком рано. Я еще нужен здесь, в этом мире, в этом баре. Мой долг вынуждает меня здесь оставаться, но я знаю, что когда-нибудь моя любовь к нему станет сильнее королевского долга, и тогда...
- О чем ты задумался? - беззаботный голос моего дитя совсем рядом. Я так глубоко ушел в себя, в свои мысли, что не заметил, когда она вошла.
- Ни о чем, Ариса. Проходи, садись. Ты устала с дороги? - улыбнусь, протягивая ей стакан вишневого сока. Мне ли не знать? Она его просто обожает.
- Нет, ни капельки! - сморщив носик, ответила девушка и, усевшись на высоком табурете, пару раз качнула из стороны в сторону ножкой, обутой в изящную туфельку. - А вот ты выглядишь уставшим… папа.

@музыка: МакSим - Не отдам

@темы: Яой, Шисуи, Фанфики, Рюуко, Мастер, Лулу, Ко, Кенго, Акира, Айя, R

Комментарии
2010-07-12 в 21:47 

Живу с блеском в глазах, с счастьем в душе и с любовью в сердце! (c)
:heart::heart::heart:
Прелесть какая...
особенно- воспоминания....:heart::heart::heart:

2010-07-13 в 10:50 

Luminele
В наших решениях — наша судьба (с)
Безумный Муз Спасибо! Мне очень приятно)))
*улыбнулась* первые воспоминания или вторые?)))))

2010-07-13 в 13:52 

Живу с блеском в глазах, с счастьем в душе и с любовью в сердце! (c)
Luminele
И то, и другое, Каждый по-своему :white::white:

2010-07-13 в 23:52 

Весь день не спишь, всю ночь не ешь — конечно устаешь
Здорово. Очень чувственно написано, но ощущается это только прологом к будущим событиям, так сказать расстановкой фигур. Как бы хотелось большую-большую историю.....:heart:

2010-07-14 в 01:08 

Luminele
В наших решениях — наша судьба (с)
Безумный Муз *счастливо улыбается*
NightBeast ммм... *смутившись* ну по большому счету так оно и есть)))) Рада, что вам понравилось))

2010-08-07 в 18:17 

Curiosity killed the cat.(c) love&peace&unicorns!
А вот ты выглядишь уставшим… папа.:weep3:
просто.....нет слов....цензурных чтоб передать как мне понравилось!

2010-08-07 в 18:27 

Luminele
В наших решениях — наша судьба (с)
harumi-sama спасибо! *обрадовалась, пусть и сильно смутилась* я очень рада)))

2010-08-07 в 18:51 

Curiosity killed the cat.(c) love&peace&unicorns!
Luminele, не за что^^

2011-08-02 в 11:40 

Замечательно!!! Столько переживаний, столько теплоты и чувств!!! Так и просится на язык: продууууу!!!!!! ;))

URL
2011-08-02 в 12:04 

Luminele
В наших решениях — наша судьба (с)
Ммм... вряд ли) *пожала плечами* хотя даже не так... вряд ли я напишу продолжение в ближайший год))))))))))

   

Monochrome Factor

главная